26 марта 2007, 18:41

А. Черкасов: военные суды покрывают преступления в Чечне

Сегодня уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев сделал заявление, что в повторяющихся случаях расстрела военнослужащими мирных жителей Чечни виновно бездействие военных судов. Комментируя инцидент в селе Урдюхой, он отметил, что если бы справедливое наказание понесли Ульман, Аракчеев и Худяков, то остальные бы не посмели открывать огонь по мирным жителям. Напомним, что вчера на юге Чечни люди в военной форме обстреляли из автоматов трех мирных женщин. Одна из них погибла и две получили тяжелые ранения. О том, насколько безнаказанность укоренилась в системе военного правосудия России, корреспондент «Кавказского узла» поговорил с членом ПЦ «Мемориал» Александром Черкасовым.

- Уполномоченный по правам человека в ЧР Нухажиев сказал, что людей в республике убивают из-за бездействия военных удов. Насколько справедливы его слова?

- Нухажиев в данном случае (обстрел женщин в селе Урдюхой) имеет повод критиковать виновных в преступлении, поскольку они не подконтрольны властям республики. С ним можно согласиться. Здесь мы имеем дело с неким комплексом причин. Как в случае «дела Ульмана», так и в этом случае мы видим, что в местах, которые не имеют отдельного правового регулирования и где не введено чрезвычайное положение, действуют условия войны. Причем не просто войны, а войны, где позволено все и где не существует понятия военное преступление. Сюда входят и уставы, и приказы, и общие установки, данные командованием.

- И кто должен быть в ответе за преступления, совершенные в таких «особых» зонах?

- В случае преступления тут должны действовать и военная прокуратура, и военный суд, и, заметим, само военное командование, потому что первая инстанция, которая должна разбираться в таких случаях — это командиры частей. В данном случае Нухажиев назвал одну из причин. И военные суды в данном случае может быть не самая худшая из инстанций.

- Дела Ульмана, Худякова и Аракчеева показательны в контексте бездействия военных судов?

- Г-н Нухажиев взял известные, лежащие на поверхности случаи. Если мы посмотрим статистику преступлений, статистику возбужденных уголовных дел, статистику дел, находящихся в ведении военной прокуратуры, статистику дел, дошедших до суда, и на приговоры, то мы увидим, что здесь существует система организованной безнаказанности, где суды отнюдь не самая худшая из ступеней. Дела Ульмана, Худякова и Аракчеева так замечательно рассматриваются потому, что приговоры по ним должны выносить суды присяжных.

- То есть изначально подразумевается, что военные преступления преступлениями не являются?

- Да. Но такие дела — лишь немногие, что дошли до суда. Если мы посмотрим общую судебную практику, то ее можно охарактеризовать двумя словами: условное правосудие. То есть за тяжкие преступления чаще всего выносятся легкие приговоры. Например, нам известны два приговора о делах по изнасилованию. Оба раза наказание условно. Но таких приговоров очень мало по сравнению с общим числом совершенных преступлений и по сравнению с числом возбужденных уголовных дел. Потому что военная прокуратура в большинстве случаев не принимает их к производству. Ведь речь-то идет о разделении юрисдикции между гражданской и военной прокуратурой.

- И по какому принципу дела отходят под ответственность гражданской или военной прокуратуры?

- Военная прокуратура не принимает дела к производству, пока не доказано, что преступление совершено военными, а прокуратура территориальная не имеет права осуществлять следственные действия в отношении военных, поэтому она стремится не брать заявления от местных жителей, насколько это возможно. Поэтому число уголовных дел соответственно значительно меньше числа совершенных преступлений. А из уголовных дел лишь меньшая часть берется к рассмотрению военной прокуратурой. А вот дальше, по совершенным преступлениям действительно выносятся легкие приговоры, либо вообще оправдательные. Так что здесь речь идет о системе, которая, с одной стороны, приводит к совершению преступлений, а с другой стороны действует система организованной безнаказанности в рамках правосудия. И господин Нухажиев назвал лишь один из элементов этой системы.

Автор: Александра Кондрашева, корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram. Номер для Телеграм +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

29 июня 2022, 00:40

  • Создание чеченских батальонов для Минобороны указало на особый статус Кадырова

    Формирование в Чечне подчиненных Минобороны подразделений говорит о том, что Рамзан Кадыров приобрел статус политика на федеральном уровне, считает главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Малашенко. Новые батальоны доверили формировать главе Чечни, поскольку в регионах очень сложно собирать людей для участия в спецоперации, а в республике такой опыт уже имеется, считает президент "Ассамблеи народов Кавказа" Руслан Кутаев.

28 июня 2022, 23:40

  • Один из подозреваемых по делу о массовой драке в Ботлихе ранен в больнице

    Предполагаемый участник массовой драки в селе Ботлих, объявленный в розыск, явился в полицию, дал показания о своей непричастности, после чего был отпущен. Мужчина пришел в больницу к пострадавшим, чтобы извиниться, но был ранен ножом одним из родственников потерпевшей стороны, сообщило МВД Дагестана.

28 июня 2022, 22:50

28 июня 2022, 22:05

28 июня 2022, 21:17

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей